Братское захоронение моряков экипажа канонерской лодки «Донец» PDF Print E-mail
Дела семейные - Интересно и познавательно

Памятник погибшим морякам канонерской лодки «Донец» на Втором христианском кладбище.
Фото Август 2011 г.

16 (29) октября 1914 года, турецкие миноносцы «Муавенет» и «Гайрет» под прикрытием темноты вошли в Одесскую бухту и потопили российскую канонерскую лодку «Донец» (вследствие чего погибли 30 членов ее экипажа), обстреляли другие суда, находящиеся в бухте, береговые постройки и после часового боя фактически безнаказанными ушли в открытое море. Это была первая и во многом неожиданная атака турецких морских сил на русский порт и флот в ходе Первой мировой войны, где Турция выступила на стороне Германии. На канонерской лодке «Донец» служило более 130 человек, но в момент атаки турецких миноносцев большинство моряков и офицеров «Донца» находилось на берегу.
Захоронение моряков экипажа канонерской лодки «Донец», погибших 16 (29) октября 1914 года, состоялось в братской могиле на Втором христианском кладбище в г. Одесса в октябре 1914 года.
Мемориал погибшим морякам представляет из себя обелиск, выполненный из необработанного камня, на котором была укреплена мраморная доска с перечнем фамилий. Участок мемориала был окружён якорями с цепями. В советское время мемориал был заброшен, и к 2007 году уже давно требовал проведения восстановительных работ: часть якорей вместе с массивными пьедесталами оказались разрушены, нуждалась в обновлении мемориальная доска, за площадкой в течение ряда лет не было надлежащего ухода, и на ней сваливался мусор. Ассоциацией моряков-подводников им. А. И. Маринеско г. Одессы при финансовой поддержке властей г. Одессы в сентябре 2007 г. были проведены работы по восстановлению братской могилы погибшим морякам. 26 октября 2007 г. восстановленный мемориал был открыт со всеми почестями

Список фамилий с мраморной доски мемориала (в алфавитном порядке):

Бичуев С.К., Богданов Н.П., Брагаренко Д.Н., Верещаченко Г.Е., Воропаев Е.А., Гловацкий М.Г., Грин К.М., Гриценко Д.Ф., Гулеватый Ф.В., Дорошенко Т.Г., Зюбак А.Ф., Кива П.М., Косухин Г.Е., Косьянов В.Ф., Кошолап С.В., Малиновский И.К., Мальцев П.З., Мороз В.Я., Паульс А.Д., Петраш Е.М., Петрощук В.И., Притула Е.Д., Саленко Ф.Е., Солодков И.Я., Стариков Я.И., Сторчака Е.М., Тендетников К.Е., Фатьянов С.Х., Хамчич Ф.В., Чех Ф.П.

История ночной атаки Одессы турецкими миноносцами и потопления канонерской лодки «Донец» в октябре 1914 г.

Цитируется по книге Новиков Н.В. «Операции на Черном море (Борьба флота против берега в мировую войну)» (1927):

К середине октября, для защиты Одессы и ее морских подступов был создан отряд обороны северо-западного района Черного моря, в составе: канонерских лодок «Донец» и «Кубанец» и заградителей «Бештау» и «Дунай», под общим командованием Начальника морской обороны района. Постановка заграждения у входа в Днепрово-Бугский лиман должна была быть выполнена заградителем «Дунай», стоявшим для этого в Очакове.
В день атаки все три судна стояли в Одесской гавани: «Донец» у внешнего западного конца брекватера; «Бештау» - за тем же брекватером, приблизительно у его середины; «Кубанец» - между Военным и Платоновским молами.
Для связи с наблюдательными постами, «Донец» был соединен телефоном с береговой сетью, получая сведения о движении судов в море с постов на Большом Фонтане, у Днестровского лимана и портовой лоцвахты.
Никакой непосредственной защиты гавани от прорыва судов в ночное время, в виде бонов или сетей, не имелось, так как, по разъяснению Командования, считалось, что суда достаточно защищены стенками молов и брекватера. Что касается «Бештау» и «Кубанца», то они какой-либо телефонной связи с постами не имели и извещения о происходящем получали от «Донца». Маячные и входные огни Одесского порта были потушены, но освещение волнолома, всех набережных и молов большими дуговыми фонарями поддерживалось всю ночь, причем ночной вход и выход торговых судов оставался беспрепятственным.
Около 2 ч 30 мин. сигнальщики наблюдательного поста «Большой Фонтан» заметили в море сквозь мглу неясный огонь, который долгое время держался на одном месте. Старшина поста сообщил об этом в каботажный отдел порта, откуда ответили, что в данный момент из Одессы вышли два парохода РОПИТ (Русское Общество Пароходства и Торговли), и вероятно, огонь одного из них и был виден постом. Несмотря на то, что сигнальщики были склонны приписать замеченный ими огонь шлюпке или низкобортному судну, старшина не придал значения этому явлению и довольствовался ответом каботажного отдела, почему ничего на «Донец» не сообщил. Около 3 ч 20 мин. из-за Воронцовского маяка показались силуэты двух судов, шедших со всеми установленными ходовыми огнями. Ввиду того, что ночь была мглистая, силуэты судов обрисовались яснее только при приближении к брекватеру. Фактическое опознание, что это были миноносцы, произошло лишь в момент, когда последние уже вошли в гавань и проходили траверз «Донца» (здесь по видимому, сыграло свою роль и сходство турецких миноносцев с черноморскими миноносцами типа «Шестаков»). Едва вахтенный начальник последнего послал предупредить о том командира и сам бросился к левому 6 дюймовому орудию, как один из миноносцев, «Гайрет», выпустил по «Донцу» с расстояния не более полукабельтова торпеду, которая взорвалась в носовом котельном отделении, образовав пробоину около 12 квадратных фут, с сильным разрывом прилегающих листов обшивки. Взрыв произошел в 3 ч 25 мин. Лодка быстро осела носом и, накренившись на левый борт, стала погружаться настолько быстро, что выскочивший наверх личный состав уже лишен был возможности оказать какое-либо сопротивление и должен был заботиться о своем спасении.
Как только взрыв был услышан и послышались крики о помощи, с «Кубанца» и «Бештау» были отправлены к «Донцу» наличные шлюпки для спасения людей.
Между тем, оба миноносца, закрыв при входе все огни, прошли spielautomaten средним ходом дальше вглубь гавани. Не дойдя несколько десятков саженей до «Кубанца», второй из миноносцев открыл огонь по «Кубанцу» и начал обстреливать его с носа, после чего, обогнув группу парусных судов, быстро вышел через остовые ворота в Нефтяную гавань, где стал обстреливать стоящие там суда и портовые сооружения. В это время «Гайрет», пройдя до середины гавани, по-видимому, не мог сразу сориентироваться в расположении судов и поэтому первоначально огня не открывал. Только подойдя к Военному молу, он остановился и, открыв прожектор, стал освещать им пространство вдоль брекватера, видимо, отыскивая «Бештау». Убедившись, что он прошел дальше места стоянки «Бештау», миноносец медленно развернулся почти на траверзе «Кубанца» и, подойдя вплотную к заградителю, открыл по нему огонь, временами освещая прожектором. Всего им было выпущено 10-12 снарядов, которыми на «Бештау» было убито 2 и ранено 3. Опасаясь обнаружить себя, командир «Бештау» огня не открывал, так как надеялся, что противник примет «Бештау» за коммерческий пароход и прекратит обстрел, так как всякий попавший в трюмы снаряд мог вызвать взрыв мин. По-видимому, молчание «Бештау» сыграло свою роль, так как «Гайрет», отойдя вскоре задним ходом на середину гавани, развернулся носом к западному выходу и, утопив двумя выстрелами баржу с углем, вышел из гавани. В дальнейшем, прикрывшись брекватером, этот миноносец некоторое время обстреливал порт и, вскоре после открытия «Кубанцем» огня, скрылся в море.
Что касается второго миноносца, то закончив обстрел Нефтяной гавани, он около 4 ч. 10 м., снова вернулся и здесь, проходя с внешней стороны вдоль брекватера, попал под огонь «Кубанца», причем были замечены два попадания. Однако, ввиду того, что часть брекватера закрывалась стоящими у него судами, «Кубанец» мог стрелять только в открытые промежутки между ними и успел выпустить самое незначительное количество снарядов. После второго попадания, на миноносце потухло электричество (или было погашено) и послышались крики. Продолжая на ходу обстреливать порт, миноносец этот также скоро скрылся во мгле. Это было около 4 ч. 45 м.
Не остается сомнений, что миноносец «Муавенет» имел намерение пустить торпеду в «Кубанца», но этому помешало случайное явление, заставившее миноносец отказаться от торпедной атаки и поспешить уйти из гавани. В момент взрыва «Донца», находившийся в дежурстве у пристани Каботажной гавани портовый катер №2, услышав крики о помощи, поспешил отвалить и полным ходом направился к Воронцовскому маяку. На пути, на траверзе Нового мола, катер со всего хода наскочил на незамеченный им неприятельский миноносец, шедший уже без огней. Удар был настолько силен, что миноносец накренился и катер прошел вдоль борта неприятеля, задевая за его шлюпки и выступы, и вызвав на миноносце переполох. Открыв боевое освещение и бросив в катер несколько ручных гранат, миноносец увеличил ход и, осыпая катер огнем, направился к остовому выходу из гавани.
Снарядами неприятеля, кроме «Кубанца» и «Бештау» были повреждены пароходы «Витязь», «Вампоа», «Португаль», «Оксус». Попадания большей частью носили характер случайный. Кроме того, двумя снарядами была разбита и потоплена угольная баржа вблизи «Бештау». Что касается порта и города, то огнем неприятеля были повреждены: станция трамвая, сахарный завод на Пересыпи, один из нефтяных резервуаров в районе Нефтяной гавани, причем нефть разлилась, но не воспламенилась.
Случайно избежали огня противника стоявшие в гавани несколько барж с фугасами и пироксилином, предназначавшимся для Сербии.

Источник: http://necropolural.narod2.ru/