Тайны имени PDF Print E-mail
Дела семейные - Интересно и познавательно

ЧАСТЬ 1

ТАЙНЫ ИМЕНИ

Попросите кого-нибудь из своих знакомых назвать русское имя, и в ответ, скорее  всего, вы услышите — Иван или Петр. Возможно, ваш знакомый окажется немного хитрее и назовет другие имена — Владимир, Вадим или Богдан. Однако действительно ли это исконно русские имена?

Предположим, Иван — это настоящее русское имя. Хорошо, допустим, что так и есть: Иваны и Ивановичи попадаются довольно часто, Иванов — одна из самых распространенных  русских фамилий. Но есть одно «но»… Если бы это было настоящее русское имя, оно происходило бы от вполне по- нятного русского слова, а таких слов не найти. Разве что на ум приходит слово «ива», но какая у него связь с именем Иван?

Увы, имя Иван совершенно  не русское. Оно еврейского  происхождения и в первозданном  виде звучало так: Йоханаан, что означает «божий дар». А Петр — имя греческого происхождения и означает «камень».

То же самое — с большинством имен, которыми пользуются современные русские люди. Статистика примерно такова:
50 % — греческие;
20 % — древнееврейские;
15 % — латинские;
15 % — прочие (персидские, грузинские, болгарские, халдейские, еги- петские, германские, сирийские и т. д., в том числе весьма небольшое количество славянских).

Хорошо, скажете вы, а как же Владимир? Его значение понятно — «владей миром». Действительно, так и есть, только ученых настораживает слишком сильное сходство с такими германскими именами, как Вальдемар и Хло- домир. Наши предки писали это имя как Володимер. Так что его русское происхождение вызывает большие сомнения.

Имя Вадим происходит от славянского  слова «вадити» — нарушать спо- койствие, в словарях  имен его значение  иногда расшифровывают как «смутьян». Однако в святцах единственный упоминаемый Вадим имеет уточнение — Персидский. Далековато для русича, не кажется ли вам? А если вспомнить, что существуют греческие имена Никодим, Дидим, Авуа- дим, то славянское  происхождение и вовсе становится сомнительным.

Теперь поговорим об имени Богдан. Имя понятное: «данный Богом», зна- чит, русское. Однако если вы захотите назвать так своего сына и крестить его в церкви,  у вас возникнут проблемы.  Имени Богдан в святцах нет, а значит, у вашего ребенка не будет небесного покровителя. Вместо этого имени святцы предлагают имя Феодот, имеющее в греческом языке то же значение.  Однако не всякий родитель согласится заменить имя Богдан на Федот.

Современные батюшки, правда, достаточно либеральны в этом отношении и порой могут окрестить дитя именем, которое в православных  святцах не значится, но ваши проблемы на этом не закончатся. Если вы не просто совершили обряд крещения,  а намерены  в точности следовать церков- ным предписаниям,  необходимо,  чтобы имя соответствовало  святцам. Человек с нетрадиционным именем во многих храмах постоянно будет сталкиваться с проблемой в отношении исповеди и причастия. Решение в данной ситуации, вероятно, следует принимать вместе со своим духов- ником: именно он подскажет, держаться того имени, которое было дано родителями и с которым человек прожил какую-то часть жизни, или, что допускается церковной практикой (и не только в подобном случае, а про- сто, скажем, при крайнем неблагозвучии имени), пойти на его перемену. Сделать это можно следующим образом: исповедаться, взять благослове- ние на смену имени, назвать это имя при исповеди и причастии и впредь употреблять его как церковное.

Но вот вы внимательно изучили святцы и нашли совершенно  русские имена:  Вера, Надежда, Любовь… А на примечание (римские) вы обратили внимание? Тут случай еще более ясный, чем у Вадима. Три римские сестры-мученицы, как и их мать София, носили, само собой, имена не русские,  а греческие.  София вошла впоследствии в русский словарь имен без особых проблем, но вот девушки… Элпис, Пистис и Харис — эти имена были совершенно  чужды русскому уху и русскому языку, поэтому церковники их перевели…

О том, как сложилась современная  русская система имен, о том, что та- кое, собственно, христианское имя и как его выбрать, будет рассказано в следующих главах.

ГЛАВА 1

Имя


Какие бывают имена

Когда современные  писатели пишут историю о жизни первобытного че- ловека,  они, как правило,  дают действующим лицам говорящие  имена. Их могут звать: Следящая-за-огнем, Быстроногий, Хромой, Говорящий-с- собаками,  Светлоглазая — все зависит от фантазии автора.

Настоящие ли это имена?

Мы привыкли, что имя человеку дается раз и навсегда при рождении (ко- нечно, бывают разные обстоятельства, когда человек имя меняет, но это, как правило, редкий случай). Здесь же другая ситуация. Юноша был хоро- шим бегуном — его прозвали Быстроногим. Сломал ногу и бегать больше не смог — стал Хромым. Это прозвища, скажете вы и будете правы.

ВНИМАНИЕ
Имя используется    в широком  кругу, в том числе  и в официальных   документах, от него могут образовываться     отчество  и фамилия,   прозвище   же так и остается в ходу среди знакомых  или родственников,    в официальные    документы  не попа- дает и по наследству   не передается.

Надо полагать, на первых порах человеческой истории прозвища давались отдельным людям, чтобы отличить их от других членов рода. На каком-то этапе люди пришли к выводу, что прозвище надо давать каждому челове- ку, не дожидаясь, пока он проявит себя в чем-то или приобретет особую примету. Так появились имена.

Не надо, впрочем,  думать, что это изобретение  было таким уж простым. Некоторые народы не приклеивали  к человеку одно-единственное  имя, а предпочитали (например, китайцы) давать сначала детское имя, потом, по достижении определенного  возраста, — другое, а еще позже — и третье…

Но мы пока не будем вдаваться в подробности имясловия разных народов, а посмотрим, как давались имена.

Итак, человек родился. Как же будем его называть?

Некоторые родители, не обладая большой фантазией,  поступали просто:
каким по счету родился, так и называли — Первый, Второй, Третий… Ерунда, скажете вы, не может быть. Таких имен не бывает. Вы уверены?

Вслушайтесь в эти древнерусские  имена:  Первуша, Вторыш, Третьяк… Попадались вам как-нибудь на глаза фамилии Первушин или Первухин? А знаменитый Владислав Третьяк? Уж о Третьяковской галерее,  назван- ной по фамилии учредителя — П. М. Третьякова, вы наверняка  слышали! Значит, это все-таки имена, а не прозвища.  А как насчет римских имен: Прим, Секунд, Терций?

ПРИМЕЧАНИЕ
Октавия,  между  прочим,   означает   всего  лишь  «восьмая»,   как бы красиво   это классическое    имя  ни звучало.   А имя  нескольких   римских  пап — Сикст — озна- чало «шестой».

А ведь подобные имена давали не только древние русичи или римляне. Были, конечно, родители не столь равнодушные,  как вышеописанные, и поэтому в словаре  имен попадаются многочисленные  разноязычные Красавчики,  Милочки, Любимчики. Наши предки-славяне  не отставали: Любим, Милюта, Милица… Они присматривались  к своим чадам,  срав- нивали с другими: крупный ребенок,  можно так и назвать  — Большой или Великан (Максим, если взять в каком-нибудь другом языке). Малень- кий — Малуша или Павел. Если ребеночек  рождался смугленьким, могли назвать Арапом, или Мавром, или Чернышом (сравните с греческой Ме- ланией),  если, наоборот, белокожий и светловолосый  — Беляк, Беляна (и иностранные Альбины и Бьянки).

Иные родители умилялись: боги подарили! Так и появлялись  Богданы, а заодно Феодоты, Федоры, Матвеи, Иваны, Дорофеи, потому что все эти имена в разных языках изначально  имели значение  «бог подарил (боги подарили)». Древние греки часто еще и уточняли, кто сделал подарок: так появлялись всякие Нимфодоры или Аполлодоры («подарок нимфы» или «подарок Аполлона»). Другие родители считали, что их прекрасные  детки сами годятся для подарка богам, и давали имя, означающее «посвященный богу (или кому-то из богов)». Третьи полагали, что их ребенок настолько хо- рош, что любой бог примет его за собственного сына или дочь, — отсюда по- шли Зинаиды («дочери Зевса») или Афиногены («рожденные Афиной»).

Некоторые родители были более прагматичны и предпочитали закладывать в имя будущую карьеру ребенка: Георгий («земледелец»), Аскер («воин»), причем если у одних были скромные запросы и они давали сыну имя Ву- кол («пастух»), то другие не стеснялись, нарекая ребенка Василием («цар- ственный»). В Древней Греции одно время весьма престижной считалась работа с лошадьми, отсюда пошли имена Филипп («любитель лошадей»), Ипполит («распрягающий коней»), Архип («начальник конюшни»).

Предугадывая  военную карьеру,  родители  часто  не ограничивались скромненьким  «воином». В дело шли «победители» (Виктор, Никита), «победоносные» (Никифор) и «непобедимые» (Аникита). В Европе в «во- инственном» имяобразовании  особо отличились германские племена: в их сложно расшифровываемых,  часто многосложных и труднопроизносимых именах то и дело встречаются «битвы», «победы», «копья», «щиты» и про- чие военные аксессуары. Достаточно сказать, что даже девочки получали грозные имена: Линда («щит») и Хильда («сражение»). Другие родители были не столь воинственны. Ребенок, считали они, — это сокровище. По- этому и называли: Голди, Хриса и Аурелия («золото»), Гемма («драгоценный камень»), Эсмеральда («изумруд») или Маргарита («жемчуг»).

Кое-кто считал, что девочек лучше сравнивать с цветами, — так появились Лилии и Розы. Заглянув в словарь имен, вы найдете там еще фиалки (Вио- ла) и маргаритки (Дейзи), а также гортензию и георгин. Но вот с Гортензией все обстоит как раз наоборот: ботаник, который пару веков назад привез из Китая невиданное  ранее  в Европе растение, назвал красивый цветок именем знакомой девушки (впрочем, нельзя сказать, что имя досталось растению невпопад;  в переводе  с латыни имя Гортензия означает  «са- довая»). С Георгиной иначе — это просто женская форма  от немецкого имени Георг (по-русски Георгий). Русское же название цветка произошло от фамилии  Георги, которая, в свою очередь,  образовалась   от имени Георгий. А желающие назвать дочь в честь этого цветка могут использовать его латинское название — Далия (которое, в свою очередь, произошло от фамилии Даль). В белорусском слове «вяргiня», обозначающем  этот же цветок, угадывается русское «георгин», но почему-то фонетически  оно ближе к имени Виргиния («дева»).

ПРИМЕЧАНИЕ
Можно именем  цветка  назвать  и мальчика,  например   Нарцисс,  но лучше взять  что- нибудь более мужественное.    Можно назвать  ребенка  Копьем,  Щитом или Разящим- врагов-луком,   а можно и названием   дерева, из которого  этот лук сделан. Так у скан- динавов  появилось   имя Ивар,  которое,  собственно,    и означает   «дерево  тис».

А какой простор для придумывания имен предоставляет нам животный мир! Первое, что приходит на ум, — это имя Лев, а вот дальше воображение иссякает… Это потому, что многие не знают перевода  таких имен. Поверьте, в словаре можно найти овечек, быков, козочек, каурых лошадок, гепардов и медведей.

У германских племен особым почетом пользовались волки. Слово «волк» само по себе образовывало  имя Вольф (Вульф) или входило составной частью в многосложные имена. Помните, как звали композитора Моцарта? Вольфганг — «волчий ход». А встречались еще и «волчий совет», и «бла- городный волк», и «славный волк»…
Не обошли вниманием волка и наши предки. В посольстве, снаряженном ко двору императора Максимилиана в 1492 г., числился некий дьяк по имени Волк Курицын. Судя по тому, что фамилия Волков довольно распространена в России, можно сказать, что и имя Волк было не таким уж и редким.

А теперь присмотритесь внимательнее к фамилии дьяка. Русские фамилии, оканчивающиеся  на -ов, -ев, -ин и -ын, когда-то давно были обыкновен- ными отчествами. Буквально Волк Курицын означает «Волк, сын Курицы». Курица — тоже русское имя. И всякие Зайцевы, Коровины, Лосевы, кото- рых мы видим вокруг себя, где-то в глубине веков имеют среди предков человека  по имени Заяц, Корова, Лось.

ПРИМЕЧАНИЕ
Археологи,  изучающие  древний  Новгород,  сообщают   о забавной семейке, кото- рая когда-то жила в этом городе. Глава семейства, которого  звали  Линь, сыновей тоже решил  назвать  «рыбьими»  именами:   Сом, Ерш, Окунь и Судак. Забавно тут лишь сочетание   имен  в одной  семье, а сами древние   новгородцы,   как и прочие русичи,  ничего  особенного   в подобных  именах  не видели,  о чем свидетельству- ют фамилии   Линев,  Сомов,  Ершов,  Окунев и Судаков,  отнюдь  не самые редкие в общем  списке  русских  фамилий.   Причем  это вовсе не единственный    случай: Иван Трава, живший  в конце  XV в., имел  внука,  которого  звали  Иван Осока;  его дети  носили  имена:  Григорей  Пырей,  Иван Отава  (второй  укос травы),  Василий Вязель  (вика,  горошек)   и Семен  Дятелина   (клевер);   двоих  сыновей  Ивана  Ота- вы звали  Трава и Щавель.  Их потомки  могли  получить  фамилии   соответственно Травин,  Пырьев  или Пыреев,  Вязелев, Дятелинин  и Щавелев.

Кстати, человек по имени Язва (от которого пошли Язвины и Язвицыны) был назван родителями, вовсе не имеющими в виду болезненную рану. В некоторых русских диалектах и по сей день так называют животное, которое мы знаем как барсука.

Зато если вы найдете в святцах имя Мамант, не торопитесь радоваться, что отыскали еще одно звериное имя. Там совсем не случайно указана форма Мамант. Это имя вовсе не означает мохнатого доисторического слона, как вы могли подумать. Оно происходит от греческого слова «мамма», озна- чающего вскармливание  молоком. Мамант — это просто сосунок.

ПРИМЕЧАНИЕ
Расскажу   историю,   которая   произошла   с восточным   именем   Арслан  (его  кое- где произносят как Аслан). Встретился когда-то давным-давно один русский человек  с уроженцем   Средней  Азии. «Меня звать  Иван, а тебя?»  — «Аслан. Меня назвали   в честь  могучего  животного,   самого   сильного,   царя зверей».   А вскоре Иван  увидал  невиданное    прежде могучее  животное, которое   настолько   пора- зило  его  воображение,    что он сразу решил:  вот он — аслан, царь  зверей, са- мый сильный,  самый  большой.   Так оно произошло   или иначе,  но русское  слово «слон» происходит   от тюркского  «лев».

У некоторых народов ребенка  могли назвать по какому-нибудь предмету домашней утвари, который сразу после родов попадался на глаза мамочке. Надо полагать, такие имена,  как Коврик, Табуретка или Кастрюлька, их бы не удивили. У других народов счастливый отец, выходя из юрты, кибит- ки (или что там было у них домом), называл первое,  что видел: лошадь, траву или дерево...

Вы удивитесь, но мы перебрали  далеко не все источники появления имен. Часть имен имеет происхождение,  которое можно назвать анекдотиче- ским, потому что для их объяснения надо рассказать  целую историю, на- пример такую: Сарра, жена библейского патриарха Авраама, рассмеялась, услышав предсказание  о том, что у нее, уже старухи, родится сын. Но сын родился, и назвали его Ицхаком (Исааком), что в толкованиях обычно пе- реводится как «смех», хотя смысл тут скорее такой: «А ведь смеялась…».

Девушка Илла, героиня одного итальянского фильма, так объясняла свое имя: когда родители ее ждали, они спорили о том, кто родится — он или она («иль» или «ла» по-итальянски). Долгожданный ребенок в результате получил имя, означающее  «он-она».

Чешские путешественники по Африке Ганзелка и Зикмунд встретили од- нажды девушку, родители которой точно так же спорили о том, кто у них родится. Родилась девочка,  и мать торжествующе закричала:  «А я что говорила?!». Это восклицание и стало именем. На европейский  слух оно оказалось  даже красивым — Датини.
Древние римляне своих девочек вообще никак не называли. И если вам в книге встретится римлянка по имени Валерия, не удивляйтесь, если обна- ружите, что ее отца звали Валерий. Валерия — это всего-навсего женщина из семьи Валериев, то есть не имя, а что-то вроде отчества. Конечно, если в семье вдруг оказывалось  слишком много девочек, то в ход шел старый добрый метод, уже рассмотренный нами: Валерия Первая, Валерия Вто- рая,  Валерия  Третья… Имена древних римлян, кстати, внесли большой вклад в расширение нашего современного  словаря имен, но часть из них толкуется очень скупо. Вы можете прочитать в словаре,  например,  что

Сергей (лат.) — из римского рода Сергиев. И все. А вот почему первого Сергия так назвали и что означало это имя, достоверных данных нет. Рим изначально был городом довольно пестрым по составу населения, и в ос- нове самых древних римских имен может оказаться слово как латинское, так и греческое или этрусское.

Зато достаточно хорошо просматривается  другой пласт римских имен, вернее,  не имен, а рабских кличек. В Древний Рим свозились большие массы рабов — людей из самых разных стран. Понятно, что богатый рим- лянин, покупая раба,  вовсе  не интересовался  его настоящим именем, которое зачастую и выговорить не мог. Поэтому, если перед римлянином вдруг вставала задача  как-то выделить своего раба  из массы других, он мог сказать: «Ну этот, который с Кипра». Сейчас бы мы сказали — киприот, а римлянин говорил — Киприан. Или позвать рабыню, привезенную из страны Лидии: «Эй, Лидия, иди сюда», — примерно так, как мы сказали бы снисходительно: «Иди сюда, деревня». Попадались еще и рабовладельцы- самодуры. Помните фильм «Формула любви», где упоминали помещика, который хотел жить, как в Древнем Риме, и заставлял крепостных учить латынь? Так и в возлюбленном им Риме таких оригиналов хватало. Кто-то любил гомеровские  поэмы и называл  своих домашних рабов  именами из «Илиады», кто-то хотел чувствовать себя  среди  олимпийских богов и подающего вино раба называл не иначе как Ганимед.

Заметим, что к тому времени  в Греции давным-давно пришли к выводу, что каждый человек должен иметь непохожее на другие имя, а также что имен можно придумать неисчислимое множество и повторять уже приме- нявшееся кем-то имя нет необходимости. Бывало, конечно, что какие-то имена повторялись, но, как правило, люди с таким именем встречались не так часто.

Современный  русский человек,  в общем-то, привык, что имена  могут повторяться, и пользуется в основном  двумя десятками  наиболее  рас- пространенных имен (даже в таком далеко не полном списке имен, как православные  святцы, их порядка  тысячи). Мы привыкли, что и брата, и школьника из соседней  квартиры,  и студента из соседнего  подъезда могут звать Сашей… Красивое имя — почему бы не назвать? Однако древ- ний грек, подбирая имя для сына, думал примерно так: нет, Александр не подойдет, так зовут соседа, и Аристофан не подойдет, так зовут булочника. А вот назову Анаксимандром — и имя красивое, и в округе никого с таким именем  не знаю. Понятно, что имена  мифологические  или литератур- ные, вроде Ганимеда, Ахилла или Язона, при таком подходе греками не использовались.  Зато рабовладелец-римлянин   мог удовлетворить свои эстетические запросы.

Имя для подкидыша

Теперь немного подпортим репутацию русского имени Богдан, заодно рассказав  и о фамилии Богданов. Очень часто значение этого имени пони- мали слишком буквально и называли так подкидышей. Нашли на крылечке ребенка, значит, его дал Бог, и имя ему — Богдан. Могли назвать Найденом, отчего пошла фамилия Найденов. А у одного из героев романа  Горького «Мать» фамилия — Находка, потому что он тоже найденыш. Русские поговорки поминают это имя примерно так:
Не крещен  младенец,  так Богдан.
Богданушке  — все батюшки…

А откуда берутся подброшенные дети, кто они такие? Понятно, что в основном это дети незаконнорожденные.  Поэтому данное имя перешло и на других детей, имеющих мать, но не имеющих отца. Среди побочных, не признан- ных отцами детей распространились  имя Богдан и фамилия  Богданов. Например,  дочь матери И. С. Тургенева, Варвары Петровны Тургеневой, и Андрея Евстафьевича Берса, отца Софьи Андреевны Толстой, получила фамилию Богданова-Лутовинова  (от названия  тургеневского поместья Спасское-Лутовиново).
Художник Н. П. Богданов-Бельский рассказывал  о своей фамилии: «Я не- законнорожденный  сын бедной бобылки, оттого Богданов,  а Бельским стал от имени уезда».

Чехов, проводивший перепись населения на Сахалине, удивлялся: «По ка- кой-то странной случайности на Сахалине много Богдановых». Впрочем, он же сам и отмечал, что на Сахалине часто встречаются приемыши. Оно и неудивительно: в тех краях население  не очень торопилось узаконить браки в церкви.

И конечно, раз уж русское имя Богдан признавалось  равным церковному Феодоту, то и это имя, как и фамилия  от него, часто помечало  приемы- шей и незаконных детей. Так, в «Мертвых душах» было отмечено,  что в тщательно составленном реестре  крепостных Собакевича,  где было означено  при каждом, кто отец и кто мать, «у одного только какого-то Федотова было написано: “отец неизвестно кто, а родился от дворовой девки Капитолины”».
Кроме этих имен были и другие способы пометить «неправильных» детей. Историк Н. Костомаров отмечает: «У сельского  духовенства существует обычай давать при крещении  незаконнорожденным  имена  мудреные, то есть которые редко даются. Целый календарь  таких имен сохраняется у них про запас исключительно для незаконнорожденных».