Двое из 26 ти бакинских комиссаров - БОГДАНОВЫ PDF Print E-mail
Богдановы в истории - Богдановы революционеры

•    Богданов,  Соломон Абрамович — член Военно-революционного комитета
•    Богданов,  Анатолий Абрамович — служащий.



Решение о расстреле Б. к. было принято английской военной миссией (генерал У. Маллесон, капитан Р. Тиг-Джонс) и эсеровским правительством (Ф. Фунтиков, Курылёв, С. Дружкин, Л. Зимин, В. Кун) (см. показание Фунтикова в кн.: Последние дни комиссаров Бакинской коммуны. По материалам судебных процессов, Баку, 1928, стр. 87—98).

Анатолий БогдановСоломон БогдановРасстрел Бакинских  комиссаров  вызвал возмущение общественности. Российские эсеры  пытались доказать, что они не участвовали в этом злодеянии. Член ЦК партии эсеров В. Чайкин издал книгу «К истории русской революции. Казнь 26 бакинских комиссаров» (1922), написанную с целью оправдания эсеров; в то же время она содержит ряд фактов и документов, обличающих английских интервентов. У. Маллесон в своих статьях и книгах (1922—23, 1933), напротив, старается взвалить всю вину на эсеров и утверждает, будто английская миссия пыталась спасти Б. к. С той же целью в Англии в 1959 была опубликована статья бывшего сотрудника генерала Маллесона в Ср. Азии К. Г. Эллиса «Операции в Закаспии в 1918—19 гг. и дело 26 комиссаров». 10 октября 1961 в «Таймсе» было опубликовано письмо того же Эллиса, в котором он вновь, вопреки фактам, утверждает, что Б. к. были расстреляны эсерами якобы без всякого участия английской миссии.

Литература:
•    Последние дни комиссаров бакинской коммуны; по материалам судебных процессов, Б., 1928;
•    Ратгаузер Я., Арест и гибель комиссаров Бакинской коммуны, Б., 1928;
•    Шаумян Л. С., Двадцать шесть бакинских комиссаров, М., 1968;
•    Бурджалов Э., Двадцать шесть бакинских комиссаров, М., 1938;
•    Микоян А. И., О днях Бакинской коммуны, «Юность», 1967, № 11—12; 1968, № 1—2.

КАК ЭТО БЫЛО

Летом 1918 Советская власть в Баку, завоеванная в марте 1918, переживала критическое положение. Отсутствие продовольствия и полуголодная жизнь бакинских пролетариев, недостаточная помощь из центра советской страны, отбивавшейся от контрреволюции и от чехо-словаков на Волге, наступление на Баку турецких войск и угроза находившихся в Персии англичан — все это создало обстановку тягчайших испытаний для бакинских рабочих. Воспользовавшись этим, меньшевики, с.-р. и дашнаки, находившиеся на поводу у буржуазной партии муссаватистов, под предлогом спасения города от германо-турецких империалистов, выставили в Совете требование пригласить в Баку англичан.

Расширенное заседание Совета (25 июля), совместно с фабрично-заводскими, ротными, полковыми и корабельными комитетами, несмотря на призывы большевиков организовать сопротивление туркам собственными силами, ничтожным большинством голосов вынесло постановление о приглашении англичан. Советская власть лишилась поддержки. 31 июля Бакинский Совнарком, во главе со Степаном Шаумяном, сложил с себя полномочия, и власть перешла в руки соглашателей. В Баку была установлена «Диктатура Центрокаспия и Временного исполнит. комитета», объединившая в борьбе с большевиками с.-р., меньшевиков, дашнаков и реакционное офицерство.
Верные Советской власти красные революционные войска погрузились вместе с СНК и др. советскими и партийными учреждениями на 17 пароходов для эвакуации в Астрахань, но были задержаны Центрокаспием. При новой попытке уйти из Баку пароходы были настигнуты флотом Центрокаспия и обстреляны артиллерийским огнем прибывшего в Баку отряда англичан. Красные войска были разоружены и как неблагонадежные отправлены в Астрахань.

Часть же видных работников Бакинской коммуны, числом свыше 30 человек, была арестована. Арестованные были приговорены к расстрелу. Намерению расстрелять комиссаров помешал приход турок. У меньшевиков, с.-р. и дашнаков был план оставить арестованных в тюрьме на растерзание туркам, вступавшим в Баку под лозунгом: «бей большевиков, бей армян». Однако, в последнюю минуту, когда уже шли бои на улицах Баку, оставшимся на свободе коммунистам удалось спасти арестованных и посадить их на пароход, чтобы с ними пробраться в Астрахань. План этот не удался, т. к. пароход «Севан», на к-ром предполагалось вывезти комиссаров и где была большевистская команда, погруженный беженцами, был уже отправлен. Пришлось сесть на последний отходивший пароход «Туркмен». Последний не мог, вследствие отсутствия топлива, итти на Астрахань и пришел в Красноводск, где хозяйничали англичане и Врем. прав.—комитет Закасп. обл. во главе с с.-р. Фунтиковым.

Местные власти, действовавшие совместно с представителем английской военной миссии, капитаном Тиг-Джонсом, арестовали Б. к. и предъявили им обвинение в сдаче Баку туркам. На секретном совещании членов Закаспийского правительства, совместно с Красноводским правительственным распорядит. комитетом и англичанами, было решено расстрелять комиссаров. В первом часу ночи с 19 на 20 сентября в арестный дом явилась группа лиц и отобрала 26 арестованных под предлогом отправки их в качестве заложников через Мешхед в Индию.
19 сентября группа закаспийских лидеров во главе с Фунтиковым приехала особым поездом в Красноводск и там, вместе с англичанами и красноводскими властями, обговорила подробности расстрела. Роль расстрельного списка сыграл отобранный у Корганова (бывшего старосты камеры) список, по которому он распределял сухари; этот список приняли за список руководства Бакинского Совета — именно этим объясняется то, что из 35 арестованных было расстреляно 26 человек, выбранных достаточно случайно (там оказались телохранители и делопроизводитель Мишне, и не было например Микояна и еще целого ряда видных деятелей Бакинского Совета).
Отобранные были посажены в темный вагон экстренного поезда. В другом вагоне поместились участники совещания. На 207 версте, между станциями «Перевал» и «Ахча-Куйма», арестованные коммунары были выведены из вагона небольшими группами и зверски убиты.

Список расстрелянных комиссаров
1.    Авакян, Багдасар Айрапетович — комендант города Баку (по другим данным Авекян).
2.    Азизбеков, Мешади Азим-бек-оглы — бакинский губернский комиссар.
3.    Амиров, Татевос Минасович — член партии «Дашнакцутюн», командир кавалерийского отряда[4].
4.    Амирян, Арсен Минаевич — редактор газеты «Бакинский рабочий»
5.    Басин, Меер Велькович — член Военно-революционного комитета Кавказской армии.
6.    Берг, Эйжен Августович — матрос, начальник связи советских войск в Баку.
7.    Богданов, Анатолий Абрамович — служащий.
8.    Богданов, Соломон Абрамович — член Военно-революционного комитета
9.    Борьян, Арменак Артёмович — журналист.
10.    Везиров, Мир-Гасан Кязим оглы — народный комиссар земледелия.
11.    Габышев, Иван Яковлевич — бригадный комиссар.
12.    Джапаридзе, Прокофий Апрасионович — председатель Бакинского Совета рабочих, крестьянских, солдатских и матросских депутатов.
13.    Зевин, Яков Давидович — народный комиссар труда.
14.    Коганов, Марк Романович — член Военно-революционного комитета.
15.    Корганов, Григорий Николаевич — народный комиссар по военно-морским делам.
16.    Костандян, Арам Мартиросович — заместитель народного комиссара продовольствия.
17.    Малыгин, Иван Васильевич — заместитель председателя Военно-революционного комитета Кавказской армии, член коллегии Народного комиссариата по военно-морским делам.
18.    Метакса, Ираклий Панаитович — личный охранник Шаумяна.
19.    Мишне, Исай Абрамович — делопроизводитель Военно-революционного комитета.
20.    Николайшвили, Иван Михайлович — личный охранник Джапаридзе.
21.    Осепян, Сурен Григорьевич — редактор газеты «Известия Бакинского Совета»
22.    Петров, Григорий Константинович — председатель центральной военной власти в Баку, командир красного отряда.
23.    Полухин, Владимир Фёдорович — член коллегии комиссариата по военно-морским делам РСФСР.
24.    Солнцев, Фёдор Фёдорович — военный работник, комиссар военно-инструкторской школы.
25.    Фиолетов, Иван Тимофеевич — председатель Совета народного хозяйства.
26.    Шаумян, Степан Георгиевич — чрезвычайный комиссар Кавказа, председатель Бакинского Совета народных комиссаров.

Сергей Есенин написал  балладу

Сергей Есенин

Баллада о двадцати шести

С любовью - прекрасному художнику Г.Якулову

Пой песню, поэт,
Пой.
Ситец неба такой
Голубой.
Море тоже рокочет
Песнь.
Их было
26.
26 их было,
26.
Их могилы пескам
Не занесть.
Не забудет никто
Их расстрел
На 207-ой
Версте.
Там за морем гуляет
Туман.
Видишь, встал из песка
Шаумян.
Над пустыней костлявый
Стук.
Вон еще 50
Рук
Вылезают, стирая
Плеснь.
26 их было,
26.
Кто с прострелом в груди,
Кто в боку,
Говорят:
"Нам пора в Баку -
Мы посмотрим,
Пока есть туман,
Как живет
Азербайджан".
. . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . .
Ночь, как дыню,
Катит луну.
Море в берег
Струит волну.
Вот в такую же ночь
И туман
Расстрелял их
Отряд англичан.

Коммунизм -
Знамя всех свобод.
Ураганом вскипел
Народ.
На империю встали
В ряд
И крестьянин
И пролетариат.
Там, в России,
Дворянский бич
Был наш строгий отец
Ильич.
А на Востоке
Здесь
Их было
26.

Все помнят, конечно,
Тот,
18-ый, несчастный
Год.
Тогда буржуа
Всех стран
Обстреливали
Азербайджан.

Тяжел был Коммуне
Удар.
Не вынес сей край
И пал,
Но жутче всем было
Весть
Услышать
Про 26.

В пески, что как плавленый
Воск,
Свезли их
За Красноводск.
И кто саблей,
Кто пулей в бок,
Всех сложили на желтый
Песок.

26 их было,
26.
Их могилы пескам
Не занесть.
Не забудет никто
Их расстрел
На 207-ой
Версте.

Там за морем гуляет
Туман.
Видишь, встал из песка
Шаумян.
Над пустыней костлявый
Стук.
Вон еще 50
Рук
Вылезают, стирая
Плеснь.
26 их было,
26.
. . . . . . . . . . . .
Ночь как будто сегодня
Бледней.
Над Баку
26 теней.
Теней этих
26.
О них наша боль
И песнь.

То не ветер шумит,
Не туман.
Слышишь, как говорит
Шаумян:
"Джапаридзе,
Иль я ослеп,
Посмотри:
У рабочих хлеб.
Нефть - как черная
Кровь земли.
Паровозы кругом...
Корабли...
И во все корабли,
В поезда
Вбита красная наша
Звезда".

Джапаридзе в ответ:
"Да, есть.
Это очень приятная
Весть.
Значит, крепко рабочий
Класс
Держит в цепких руках
Кавказ.

Ночь, как дыню,
Катит луну.
Море в берег
Струит волну.
Вот в такую же ночь
И туман
Расстрелял нас
Отряд англичан".

Коммунизм -
Знамя всех свобод.
Ураганом вскипел
Народ.
На империю встали
В ряд
И крестьянин
И пролетариат.
Там, в России,
Дворянский бич
Был наш строгий отец
Ильич.
А на Востоке
Здесь
26 их было,
26.
. . . . . . . . . . .
Свет небес все синей
И синей.
Молкнет говор
Дорогих теней.
Кто в висок прострелен,
А кто в грудь.
К Ахч-Куйме
Их обратный путь...

Пой, поэт, песню,
Пой,
Ситец неба такой
Голубой...
Море тоже рокочет
Песнь.
26 их было,
26.



---------------------------------------------------------------------------

Примечания

Газета "Бакинский рабочий", 1924, N214, 22 сентября.
Написано в Баку к шестой годовщине расстрела двадцати шести бакинских
комиссаров.

Якулов Г.Б. (1884-1928) - художник и скульптор, автор проекта памятника
26-ти бакинским комиссарам в Баку.

ЧТО БЫЛО ПОСЛЕ

В Москве в 50-летнюю годовщину со дня гибели названа улица 26 Бакинских Комиссаров. В её начале находится памятник комиссарам (1971 г., скульптор И. Зейналов). Улица с таким же названием была и в Махачкале(ныне Ярагского).
В честь Бакинских комиссаров была названа одна из станций тбилисского метрополитена (ныне «Авлабари»), а также одна из станций бакинского метрополитена (ныне «Сахил»). Обе станции были открыты в 1967 году и переименованы в 1990-х годах.

В 1958 году в Баку на месте захоронения бакинских комиссаров был установлен памятник. В 1968 году сооружён пантеон. 12 января 2009 года был начат его демонтаж, завершённый к концу месяца. На месте памятника сооружён фонтан.
При проведении работ по перезахоронению останков, были обнаружены останки только 23 человек (то есть останки трех человек обнаружены не были). В частности, среди 23 бирок, которыми были помечены останки, отсутствует бирка с именем председателя Бакинского СНК Степана Шаумяна. Внучка Татьяна Шаумян отказались верить в отсутствие праха деда и предложила провести ДНК тест для прояснения ситуации однако он не был проведен ввиду того, что об отсутствии останков Шаумяна было заявлено в день перезахоронения. Согласно ей же в архивах есть кинохроника похорон 26 останков, кроме того, на похоронах присутствовали близкие родственники революционера. Говоря о возможном исчезновении останков, внучка главного комиссара отметила, что с останками могло что-то произойти во время обострения армяно-азербайджанского конфликта[7]. Глава компартии Армении Рубен Товмосян комментируя отсутствие останков назвал данный акт проявлением вандализма и фальсификаций.

Согласно судебно-медицинским исследованиям скелетных костей, проведённым 24—26 января при участии учёных Национальной Академии наук Азербайджана и специалистов Объединения судебно-медицинской экспертизы и патологической анатомии Министерства здравоохранения Азербайджана, возраст 11 лиц, которым принадлежат скелеты, находится в интервале 20-29, возраст 10 — в интервале 30-39, а возраст 2 — старше 40 лет. Обнаруженные на скелетах многочисленные повреждения указывают на то, что эти лица были убиты огнестрельным оружием двух типов[8][9].
26 января 2009 года останки комиссаров были перезахоронены на Говсанском кладбище при участии мусульманских, христианских и иудейских религиозных деятелей и с отправлением соответствующих религиозных обрядов.
Использованы материалы сайтов:
http://wiki.laser.ru/index.php/Бакинские_комиссары
История 26 бакинских большевиков представляется в следующем виде. В августе 1918 года, когда турецкие войска подошли вплотную к Баку, а эсеро-меньшевистские члены Бакинского Совета, вопреки большевикам, увлекли за собой большинство Совета и призвали на помощь английских империалистов, бакинские большевики, во главе с Шаумяном и Джапаридзе, оставшись в меньшинстве, сняли с себя полномочия и очистили поле для политических противников. Большевики решили эвакуироваться в Петровск, ближайший пункт Советской власти, с согласия вновь образовавшейся тогда в Баку английско-эсеро-меньшевистской власти. Но по дороге в Петровск пароход с бакинскими большевиками и их семействами был обстрелян погнавшимися за ним английскими судами и отведен в Красноводск. Это было в августе.
Российское Советское правительство несколько раз обращалось после этого к английскому командованию, требуя освобождения бакинских товарищей и их семейств в обмен на пленных англичан, но английское командование каждый раз отмалчивалось. Еще с октября месяца стали поступать сведения от частных лиц и организаций о расстреле бакинских товарищей. 5 марта 1919 года Астрахань получила радио из Тифлиса о том, что “Джапаридзе и Шаумяна в распоряжении английского командования не имеется, что они, по местным сведениям, самочинно убиты группой рабочих в сентябре около Кизыл-Арвата”. Очевидно, это была первая официальная попытка английских убийц свалить вину за свои зверства на рабочих, безгранично любивших и Шаумяна и Джапаридзе. Теперь, после опубликования упомянутых выше документов, нужно считать доказанным, что наши бакинские товарищи, добровольно ушедшие с политической арены и направлявшиеся в Петровск в порядке эвакуации, были действительно расстреляны без суда и следствия людоедами “цивилизованной” и “гуманной” Англии.

“Известия” № 85,
23 апреля 1919 г.
Подпись: И. Сталин
Источник: http://grachev62.narod.ru/stalin/t4/t4_57.htm