"ЛИКИ ЛУНЫ". Стихи Александра Богданова. Журнал "Байкал" №1, 2012 PDF Print E-mail
Творчество Богдановых - Богдановы пишут

Байкал Лики луныАлександр БОГДАНОВ

Александр Васильевич Богданов родился в 1951 году. Окончил Ленинградский горный институт. Ученый, преподаватель, изобретатель, автор-исполнитель. Вел рубрики в русскоязычных газетах и журналах Америки, а также радиопередачу «Мир Интернет». Живет в Нью-Йорке.

ЛИКИ ЛУНЫ


*   *   *

 

 

 


Когда мешает искушенье

Душевный обрести покой,

Плени свое воображенье

Реальностью над головой,

Где, задавая ночи ритм,

Скользит вдоль звездной тишины

Летучий парусник с открытым

Иллюминатором луны.

ПЕЙЗАЖ В СТИЛЕ РЕТРО

Мазнув прощальным оком кроны,

Скользит светило с вышины,

Наполня лес прозрачным звоном

Остекленевшей тишины...

Обегавши все перепутья,

Улегся ветер, не дыша,

И в зеркале озерной ртути

Вдруг опрокинулся ландшафт.

Украсив луг прохладой росной,

Закат смиренно опочил.

Каток Луны вминает звезды

В дымящийся асфальт ночи...

НЕСЛУЧАЙНОСТИ МИРА

И причины и следствия  далеко не случайны,

Друг за дружкой бессменной кружа чередой.

Хриплым криком своим волнокрылые чайки

Сообща загоняют на берег прибой.

Там  под вечер природа бывает стыдлива...

Что  запомню душою, стихами верну:

Полной грудью луна, потянувшись к приливу,

Пропитает молочным опалом волну.

*   *   *

«Копченое» стекло мальчишке

Покажет древний трюк,

Как тень Земли тяжелой крышкой

Задвинет лунный люк...

ЛУННАЯ ДОРОЖКА

Блестит дорожка, словно мостик подвесной,

Что осторожно проведет над глубиной.

И тишина.  И ветер стих.  Реальны сны.

Тот свет затягивает нас в туннель Луны...

Нить Ариадны меж тобою и Луной.

Как  завороженный идешь  над глубиной.

Порою чудится в туннеле дальний  свет,

И мы ступаем на мосты, которых нет...

Я вспоминаю дивный свет  твоих очей,

Да, мы расстались, только вот скажи, зачем?

Но,  вспоминая, не жалей и не зови,

Непредсказуемы лунатики любви....

Нить Ариадны между  мною и  тобой,

Мы завороженно идем  над глубиной.

Опять почудился в туннеле дальний  свет,

И мы ступаем на мосты, которых нет...

ИЗ ЖИЗНИ ЛЕСА

СкоблИт октябрь самозабвенно

грозОвой кистью

Дерев натруженные вены

от плоти листьев...

Поможет ветер ворошить

слой листьев палых,

Их теплым войлоком укрыть

корней суставы...

Пороша вЫстелит покорно

перину нежно...

Пусть до апреля дремлют корни

по-медвежьи...

Вдали от всяческих сует,

так безмятежно...

А по весне холодный плед

прорвет подснежник!

Стыдливость леса сохранит,

непринужденно,

Весенних почек малахит

новорожденный...

Лес, окунувшийся в тепло,

как в наважденье,

считает кольцами стволов

Земли вращенье...

Все предсказуемо

и предопределенно.

Судьба расписана

квадрантами сезонов.

А мы приходим в этот лес,

как на молитвы:

Биологических часов

отладить ритмы...

*   *   *

Под осторожной лапой хрустнет хворост

В пространстве осторожной тишины,

Где волчий хор настраивает голос

Под желтоглазый камертон Луны.

ДОРОГОЕ ВИНО  

Всего один глоток – и ощутИте,

Как обостряет чувства и чутье

Сей философский камень, в жидком виде

Извечное философов питье.

Сомнение в нем черпает Отвагу,

Знать, виноделам боги помогли

Перевести в божественную влагу

Экстракции из Солнца и Земли.

Рубин восхода и пурпур заката,

Разбавленные в свежести росы,

Прокачивают корни винограда

Чрез тАинства змеевика лозы

И наполняют гроздья перламутром,

В котором сила соков сей земли,

Дыханье ветра днем и солнца утром,

И опыт тех, что лОзы развели...

Не торопи причастности мгновенье:

Броженье винных ягод и умов

Настраивает в нужном направленье

Прохлада монастырских погребов...

Всему свой срок. И важным инструментом,

Секрет которого невыяснен сполна,

Здесь Время, став само ингредиентом

Воистину достойного вина!

Всего один глоток – и ощутите,

Как обостряет чувства и чутье

Сей философский камень, в жидком виде

Извечное философов Питье...

*   *   *

Недоенное стадо облаков,

Стекая в зону низкого давленья,

Темнея на глазах от нетерпенья,

Ползет себе неспешной чередой...

Да, управлять сим стадом нелегко,

Стремится выйти из повиновенья,

Но, громом стимулируя доенье,

Укажут молнии, куда сгружать удой.

О ГРУСТИ

Я не ищу по жизни виноватых,

А в стол пишу и прозу и стихи,

Когда приходит грусть на мягких лапах

И, наигравшись, выпускает коготки...

И никуда мне от нее не деться:

Мне жаль ее унылое житье,

Но стоит ей немного отогреться,

Она когтями снова за свое!

Что ни скажу – обиды и сомненья;

Смолчу – она готовится к броску,

И на границе моего терпенья,

Зверея, превращается в тоску.

Мы с ней давно успели притереться,

Как будто с нелюбимою женой;

Я ей, наверно, тоже не по сердцу,

Но ей не выжить без меня одной.

Так и бредем, как нищие в пустыне-

Какая никакая, но родня...

И если вдруг она меня покинет,

Ей будет одиноко без меня...

КУПИТЬ НЕЗАСЕЛЕННЫЙ ОСТРОВОК

Купить незаселенный островок,

Платить кокосами налоги

И вечером усталым ноги

Студить о волны и песок...

Друзьям на письма отвечать:

«Не беспокойтесь, все в порядке!»

И с киндзой и укропом грядки

Неторопливо поливать.

Забросив снасти в океан,

Кормить знакомую мангусту,

А эго усмирять капустой,

Как делал Диоклетиан.

С больным дельфином по-соседски

Привычно поделить улов:

Воспринимается без слов

Волна доверчивости детской.

Закаты провожать степенно,

Не пропуская ни один.

Читать в глазах аборигенов:

«Чудак, доживший до седин»...

Кирпичным очагом гордиться,

И хлебом, что сумел испечь там,

И модерировать страницу:

«Для тех, кто думает о Вечном»